Углегорские новости

За перепаханные при вылове мойвы пляжи и дороги на Сахалине никто не отвечает

В Сахалинской областной думе попытались разобраться, кто должен следить за соблюдением природоохранного законодательства и правил рыболовства при установке станов и вылове мойвы. Сейчас самое время для добычи этой рыбы, и каждый год на западном побережье острова начинается настоящее мойвовое безумие. Промысел хаотичен. Охотники за рыбой руководствуются девизом — максимум улова, минимум затрат. Неделю назад разбили дорогу к пляжу в Томари. Рыбаки ровняют бульдозерами участки под свои станы на берегу моря, портят береговую полосу и подъездные пути тяжелой техникой при вывозе улова, оставляют после себя несанкционированные свалки. Депутатам уже поступило множество жалоб от жителей Томаринского и Углегорского районов. Люди утверждают, что нарушается природоохранное законодательство, требуют рейдов, проверок и наказаний.
Фото СахНИРО
Фото СахНИРО

Я в ужасе, признался депутат А. Неизвестно кто в Углегорском районе разрыл дорогу, все размесил, испортил, поставил стан. Ни опознавательных табличек, ничего. Местные говорят, что достаточно просто заплатить за установку стана — и дальше ловишь себе спокойно и никто тебя не трогает.
После того, как проблему обозначили, попытались понять, кто за что отвечает. Но крайних не нашлось.
Советник управления водных биологических ресурсов и флота агентства по рыболовству Сахалинской области Павел Русских сказал, что в компетенцию его ведомства не входит вопрос работы станов.
— В адрес правительства, губернатора и в адрес агентства по рыболовству приходят также многочисленные жалобы, просьбы. Но прежде всего к нам поступают обращения по любительскому рыболовству. Поэтому на вот этот вопрос более полно…
— То есть вы контролирующие мероприятия там не проводите? — не дослушал Павла Русских депутат.
— Нет. Полномочий нет, — ответил представитель агентства.
После него выступил начальник отдела пограничного управления ФСБ России по Сахалинской области Денис Деревнев. Он объяснил, почему юрлица так сильно интересуются добычей мойвы.
— Три-четыре года назад мойва добывалась себестоимостью сдачи пользователям 3‑5 рублей. Теперь это 100‑150 рублей. Введение моратория в Баренцевом море на добычу данного объекта уже на протяжении третьего года. И в связи с этим он стал востребованным на западном рынке. Порядка пяти-восьми заводов на западе работают именно под этот объект, и цена, соответственно, стала устраивать бизнес, который начал активно данный объект осваивать, — разъяснил представитель погрануправления.
Он сообщил, что сейчас на промысел в Западно-Сахалинской подзоне (Томаринский, Холмский и Углегорский районы) заявились около 90 юрлиц. Они планируют добывать мойву во второй половине апреля и мае. Объем к вылову — около 7 тысяч тонн, может, чуть больше. Себестоимость такого количества рыбы по среднезакупочной цене превышает полмиллиарда рублей.
Что касается того, как рыбаки хозяйничают на берегу, тут Денис Деревнев сразу уточнил — у погрануправления есть полномочия только по контролю рыболовства. Использование транспортных средств вне дорог с твердым покрытием (то есть когда техника заезжает на пляжи со всеми вытекающими последствиями) — это не компетенция погрануправления. Оно следит за тем, что в море, а не за тем, что на берегу. Если земля, на которой базируются ловцы мойвы, муниципальная, контроль должен вестись в рамках земельного контроля, если федеральная или земли лесного фонда — заниматься этим должны соответствующее ведомство или Росприроднадзор. Если ловцы мойвы оставляют после себя бардак и происходит это в местах массового отдыха населения, это уже нарушение общественного порядка и подконтрольность полиции.
— Опять никто ни за что не отвечает, — засмеялся депутат А. — Как это так — куча контролирующих органов и никто ни за что не отвечает!
— Нет крайних, — подтвердил его коллега Е.
Депутаты спросили, кто выдает юридическому лицу разрешение на вылов рыбы в конкретном месте и что это лицо может там установить.
Руководитель общественной организации "Экологическая вахта Сахалина" Дмитрий Лисицын ответил, что разрешение на вылов мойвы выдает терруправление Росрыболовства — СКТУ. В разрешении указывается Западно-Сахалинская подзона. Не конкретный район и место, а водный объект в целом. Мойва — не ОДУемый объект, поэтому ее вылов разрешен повсеместно.
Поскольку конкретные участки за ловцами мойвы не закрепляются, все они рвутся в одни и те же места, где подходы этой рыбы предсказуемо большие, и порой становятся друг у друга на голове. Получается беспорядок, хаос и скученность. Дмитрий Лисицын предложил — а что если мойву добывать по тем же правилам, что и лосось? Если выдавать разрешение на добычу мойвы не в подзону, а в конкретные рыболовные участки, нарезанные в море, порядка будет больше.
— Но администрация не может отвести море, — усомнились депутаты.
— Для этого нужно изменить федеральное законодательство, — ответил Лисицын.
Далее перешли к контролю, патрулированию и прочему надзору.
Оказалось, что в агентстве по рыболовству нет штата, чтобы патрулировать места ловли и выявлять нарушения. Вся информация, которая поступает сюда, передается по межведомственным связям в погрануправление, СКТУ, природоохранную прокуратуру, прокуратуру области.
— Нужна какая-то фабула. Нет материалов, по которым можно какую-то проводить проверку, — сказал представитель агентства.
— Фабула? Какая вам фабула? Оторвитесь и проедьте по побережью — и будет вам фабула, — взорвался депутат А. — Проедьте от Томари до Углегорска, хоть молва пойдет, что началась проверка.
— Всех разогнать, кто незаконно стоит, — заявил его коллега Е.
Представитель погрануправления сообщил, что 31 марта состоялось совещание с привлечением всех заинтересованных ведомств, на котором решили, что будут создаваться комплексные группы. Они будут выезжать в так называемые пиковые места, где мойву ловят наиболее активно, и работать точечно. Основанием для выездов будут обращения от местных жителей. Или же просто группа отправится туда, где мойвы всегда было много и где она наверняка есть и сейчас.
Депутат С. в финале обсуждения попросил уточнить технический момент. Можно ли в принципе использовать технику на берегу, добывая мойву? Ему ответили — водоохранная зона составляет 500 метров, в ней работать можно, но только если без нарушений, с соблюдением всех правил (отсыпка территории скальником и т. п.).
Закрывая тему мойвы, депутаты пожелали, чтобы пенсионеры могли свободно покупать мойву, уёк и прочую рыбу в свежем и доступном виде.

   72 19607 1
Новости по теме

Обсуждение на форуме