Углегорские новости

В корсаковском порту рассказали о предновогодней работе

В Корсаковском порту все спокойно. По крайней мере, так кажется на первый взгляд, и уверяет руководство АО "Корсаковский морской торговый порт" — крупнейшего оператора в гавани. Именно через арендованные ими причалы проходит большая часть всего "гражданского грузооборота" порта — контейнеры c техникой и продуктами питания, стройматериалы, металлолом. Отправиться в порт корреспондента Sakh.com заставило обращение одного из читателей — он рассказал, что в гавани бардак, ничего не работает, а грузы, которые ждут сахалинцы к Новому году, бездарно мокнут на рейде или медленно и мучительно разгружаются у причалов. Опасений, впрочем не подтвердили ни в отрасли, ни другие читатели — больше жалоб на проблемы не было.
Тем не менее, отказаться от приглашения руководства КМТП прогуляться по его пирсам было бы слишком просто. К тому же за многочисленными историями с западного побережья — приключениями водителей в порту Холмска, о стабильной и тихой работе порта в заливе Анива как-то позабыли. В основном о гавани говорят в контексте грандиозных планов ее развития — создать на основе порта мощный хаб для перегрузки товаров Северного морского пути, о котором заявляют областные власти.
— Сперва ответим на первый вопрос. Нет, у нас нет завала, мы работаем нормально, все суда разгружаем, с этим проблем нет. Откуда берутся жалобы и все эти истории? АО "КМТП работает на шести причалах в порту Корсаков. Это четыре причала на Южном погрузрайоне, через которые проходит цемент, щебень, грузы для проектов, металлолом, а также "контейнерные" 4 и 5 причалы Северного погрузрайона, которые больше всех интересуют людей. Через них идут грузы "народного потребления": техника, продовольствие, мебель, автомобили. В целом они обеспечивают 80% всего нашего грузооборота. Теперь к сути. Соль в том, что сюда идут суда из Владивостока, Находки, Южной Кореи. Есть три ключевых игрока — "Дальневосточное морское пароходство" (FESCO), "Сахалинское морское пароходство" (SASCO) и "Дальневосточная логистическая компания". У них есть 8-10 судов, которые курсируют постоянно между нами и портами на материке. И, бывает, что они приходят одновременно, друг за другом: если из Владивостока выходят три парохода в один день, они и к нам прибывают практически в одно время. И, кто быстрее приходит, встает на рейд, отмечается в администрации морских портов, того мы и разгружаем. И когда возмущенный клиент звонит в транспортную компанию и говорит — "где мой груз" — никто ему не объясняет все это, что кто-то кого-то обошел на повороте. Проще сказать — "да это порт плохо работает". А потом такие жалобы идут к вам, — объясняет претензии гендиректор КМТП Вадим Сурженко.
Сейчас из пяти кранов, работающих на причалах Северного района, в работе находятся четыре — два тяжелых и два легких. Еще один выведен в плановый ремонт около месяца назад. Технику периодически выводят из работы для планового технического обслуживания. Ничего катастрофичного, уверены в порту, в этом нет, без этого безаварийная работа кранов невозможна.
— Есть ли у нас какие-то проблемы с разгрузкой судов сегодня? Одно судно на рейде, оно сегодня же встанет к пирсу. Какого-то ажиотажа, задержек нет, все работает. Бывает, по 6-7 судов стоит на рейде — такое случается, когда идет непогода, заливание, ветер и мы приостанавливаем разгрузку. Сегодня предпосылок для таких проблем нет. А значит, все мандарины доберутся до сахалинцев вовремя, — заключил Вадим Сурженко.
Сегодняшний КМТП, добавляет замдиректора Юлия Соколова, в целом полностью удовлетворяет потребности острова в грузах — максимальный объем, который он может перевалить за год, здесь оценивают в 1,9 миллиона тонн. Реальные показатели ниже — около 1,5 миллиона по итогам 11 месяцев 2020-го, за 2019 года было перевалено более 1,63 миллиона. То есть запас прочности еще есть. Какого-то явного пика, как осенние месяцы в Холмске, в Корсакове нет — грузооборот растет и падает вслед за процессами в экономике. В этом году на усиленный режим работы пришлось переходить в июле — тогда общая перевалка груза достигла 178 тысяч тонн — данный грузооборот, даже не смотря на разгар пандемии, был рекордным для порта за последние 10 лет.
Поэтому в руководстве гавани довольно осторожно комментируют планы правительства Сахалинской области по модернизации порта и превращению его в мощный грузовой хаб с 40-миллионным оборотом. Порт, уверены они, готов к трансформации, были бы объемы грузов. Пока же есть миллионы рублей, потраченные на проекты и расчет облика будущей гавани.
Пока у команды порта в повестке перспективы более приземленные: покупка нового портального крана "Кондор" на 60 тонн и оборудование "тыловой площадки" в границах порта для хранения контейнеров, что позволит хранить в порту груз в больших объемах. Сюда же можно будет перемещать грузы и перегонять технику во время разгула стихии, приводящей к затоплению порта. Хотелось бы еще волнолом, но это огромные деньги, которые вкладывать при нынешнем обороте и времени простоя по непогоде никто не будет (14 дней за 2020 год или около 52 тысяч тонн, которые потом еще наверстали).
— Работа нашего порта — это очень сложный бизнес, на самом деле. Мы, с одной стороны, — полностью частная компания, а с другой — со всех сторон контролируемся государством: государство устанавливает нам тарифы, выступает владельцем причалов, которые мы арендуем, государство требует регулярного проведения дорогостоящих ремонтных работ гидротехники, тем самым практически регулируя наши расходы. Помимо прочего, порт обязан поддерживать крановое оборудование и иные устройства в надлежащем техническом состоянии, что также контролируется со стороны государства. Вся деятельность порта окупается исключительно тарифом, который все последние годы устанавливается госорганами. В период времени с 2013 года по 2018 год, когда установлением тарифов со стороны государства занималась ФАС России, тарифы на услуги нашего порта были подняты всего на 4%, что даже ниже уровня инфляции за год. В 2020 году в тарифном госрегулировании случился перерыв, порты оказались никому неподконтрольны, этим активно воспользовались наши коллеги из АО "Холмский морской торговый порт". Мы тоже планировали рост тарифов на 10%. Коронавирус помешал планам. И, еще раз взглянув на свое уведомление о подъеме тарифов клиентам, направление которого нами планировалось в апреле 2020 года, в связи с коронавирусом и нестабильной экономической обстановкой мы отложили подъем тарифов на июль 2020 года. В итоге мы решили поднять тарифы всего на 5%. С октября 2020 года установление тарифов на услуги в портах является компетенцией РЭК Сахалинской области. Мы обратились к ним с заявлением, в настоящий момент оно рассматривается, — добавляет Юлия Соколова.
Сейчас в самом КМТП работает около 300 человек, еще столько же задействованы в смежных компаниях. Свое финансовое положение в компании оценивают как стабильное — прибыль есть, не очень грандиозная, но все же. Из-за этого компания, рассказывает ее директор, старается все больше экономить — например, создала собственную водолазную службу, приобрела небольшой автопарк, усиленно вносит "цифру" в работу своих служб.
— Мы как рыба в толще воды — сверху государственные органы, регулирующие тарифы, которые не дают всплывать, снизу дно, дальше которого не провалишься. Так и держимся, — творчески переосмысливает положение порта Вадим Сурженко.

   13 6989 8

Обсуждение на форуме