Углегорские новости

Военное детство


Свой 81-й день рождения Анатолий Иванович Белотелов в текущем году планировал отметить по-особенному. Все дело в том, что впервые за время проведения 9 мая в России "Бессмертного полка" жители Шахтерска решили поддержать эту замечательную инициативу и пройти по улицам поселка с портретами своих отцов, дедов, прадедов, братьев, сестер, бабушек, матерей, всех тех, кто прошел суровой дорогой войны или трудился в тылу, делая все от них зависящее, чтобы наши солдаты были обеспечены патронами, снарядами, пушками, хлебом, обмундированием. Вот и Анатолий Иванович хотел пройти по улицам родного поселка с портретом своего отца, который закончил свой боевой путь в Кёнигсберге. Однако судьба распорядилась иначе. По состоянию здоровья кавалер трех почетных орденов "Шахтерская слава" вынужден встречать свой день рождения в День Великой Победы в одном из отделений областной больницы.
9 мая 1936 года в городе Мелекессе Ульяновской области в семье Ивана Яковлевича и Варвары Петровны родился первенец. Молодые родители решили назвать сыночка Толиком. А спустя год мальчуган стал братиком крохотной Ниночки. Детство у юных Белотеловых проходило, как и у большинства их ровесников того довоенного времени. Практически весь день они проводили со своими сверстниками на улице. Играли в различные игры, бегали на речку ловить рыбу и купаться. Несмотря на то, что в те далекие годы в стране не всегда хватало продуктов, семья Белотеловых не голодала. Родители папы были людьми довольно зажиточными. В их хозяйстве была корова, различная птица, большой огород и добротный дом. И, как следствие, ни Толик, ни его сестричка не знали чувства голода, так как бабушка с дедушкой всегда помогали молодой семье и своим внукам.
Казалось, что так будет всегда. Жизнь стала меняться с 22 июня 1941 года. Малыши, услышав слово "война" от родителей, особо не могли понять его смысл, так как боевые действия в Ульяновской области не велись, да и на обеденном столе всегда в достатке был хлеб. Все трудности пришли в семью летом 1942 года.
— Когда отца призвали в армию, все в один день в нашей семье поменялось, — вспоминает Анатолий Иванович.- Мне, шестилетнему мальчугану, необходимо было помогать матери по хозяйству. Все дело в том, что, пока папу не призвали в армию, мама занималась домом и хозяйством, а отец работал на производстве. Когда же дом остался без хозяина, матушка вынуждена была устроиться на пекарню. И тогда мы с сестрой узнали, что такое голод. С каждым днем хлеба в доме становилось меньше, да и других продуктов не хватало. Не могли побаловать молочком и творогом нас бабушка с дедушкой. Не помню, куда делись их буренка и вся птица. Мне как старшему в семье приходилось не только носить домой дрова, воду, но и стоять в очередях за хлебом.
В те военные годы хлеб реализовывали строго по карточкам. И даже их наличие не гарантировало никому, что, отстояв в очереди несколько часов, вы получите заветную пайку хлеба. Мальчишки военного времени прекрасно понимали, что, если они не проявят чудеса смекалки и ловкости, то никогда не смогут отоварить талоны на хлеб. Что они только не придумывали, чтобы пробиться к заветному окошку. Отдельные из них проползали между ног у взрослых. Другие, постарше, устраивали в очереди давку и в прямом смысле слова, шли по головам очереди. Однажды такая затея едва не стоила семилетнему Толику жизни. Пацаны подняли его на руках над очередью и он пошел по головам и вдруг образовалась брешь, мальчуган оступился и оказался на земле. Просто чудо, что в тот день его не затоптали насмерть.
Чувство голода нас преследовало круглосуточно. Ложились спать голодными, просыпались, думали о еде, — рассказывает Анатолий Иванович. — Ели все, что было можно. Бабушка и мама варили суп из лебеды, листьев свеклы. Даже картофельные очистки не выбрасывались. Бабуля говорила: "Вы не спешите есть хлебушек сразу. Возьмите в рот маленький кусочек и пять ложек бульона выпейте из лебеды и только тогда глотайте хлеб. Так будет сытнее".
Мы с мальчишками ходили на прополку бахчевых, — продолжает свой рассказ Анатолий Иванович.- Труд был тяжелым, порой от жары и голода теряли сознание. Но другого выхода у нас не было. Только так мы могли заработать себе кусок хлеба и кое-что принести в дом.
Однажды Толика и его сестренку Ниночку участковый милиционер привел в здание городского суда. И там дети увидели, что их маму судят за воровство. Все дело в том, что Варвара Петровна, видя каждый день, как голодают ее детишки, решила с пекарни, где она работала, вынести полбулки хлеба. Вахтер на проходной оказался бдительным, и за этот проступок Варвара Белотелова оказалась на скамье подсудимых. По законам военного времени Варвара Петровна могла получить несколько лет лагерей, а ее детей отправили бы в интернат. Судья подошел к вынесению приговора довольно гуманно. Взяв во внимание, что подсудимая впервые привлекалась к уголовной ответственности, на иждивении имеет двух несовершеннолетних детей, а ее муж находится в рядах советской армии и имеет не только благодарности от командования армии, но и боевые награды, вынес условную меру наказания.
Несмотря на то, что Мелекесс находился далеко от линии фронта дыхание войны взрослое население и детвора чувствовали ежедневно. Это и голод, и нехватка лекарств для больных, и бедность в одежде. Самое же страшное было, когда в семью приходила похоронка. Каждый раз, когда почтальон шел по улице, все ее жители молились об одном — чтобы и на этот раз работник почты прошел стороной их дом. Судьба благосклонна была к семье Белотеловых и в этот раз. Черный конверт в их дом почтальон не принес.
— День Победы я помню хорошо, — рассказывает Анатолий Иванович.- 9 мая 1945 года мне исполнялось девять лет. Этого дня мы с сестренкой ждали долго и с огромным нетерпением. Почему? От мамы я и Ниночка получали заветные сладости в виде сахарных петушков на палочке. Проснулись же мы 9 мая от того, что в городе началась сильная стрельба и люди выбегали на улицу и кричали одно слово: "Победа". Все обнимались, плакали, целовались.
Когда же прошла эйфория от объявления победы над нацисткой Германией, мы стали ждать возвращения папы домой. В июле он вернулся. Война сильно потрепала его, несколько ранений, сильная контузия, правый глаз практически не видел. Для нас же главное было, что он вернулся живым. А это счастье пришло далеко не в каждый дом.
Но долгожданное улучшение жизни не наступало. Несмотря на то, что отец с мамой круглые сутки пропадали на работе, хлеба и другой еды в доме не хватало. Чувство голода преследовало детвору практически круглые сутки. И тогда родители приняли решение покинуть родной город и поехать на далекий остров Сахалин. Власти обещали моим родителям там чуть ли не райскую жизнь, — вспоминает Анатолий Иванович. — Собрали мы все свои вещи и в июле 1946 года отправились на паровозе в сторону Дальнего Востока. В вагоне, в котором до этого перевозили скотину, мы и еще несколько семей ехали ровно месяц. Все это время надо было не только кушать, но и топить печь-буржуйку в вагоне, чтобы не замерзнуть ночью. Приходилось воровать уголь на станциях с мимо проходящих поездов. Часть его шло в нашу буржуйку, часть обменивали на продукты у тех, кто торговал на станциях. Во Владивостоке нас посадили на грузовой пароход, и он взял курс на Сахалин. Эту неделю в море я не забуду до конца своих дней. Мало того, что есть было практически нечего, так мы еще попали в сильный шторм. Когда пароход пришвартовался в Холмске и мы сошли на берег, эту радость, чувство земли под ногами, передать просто невозможно. Дальше наш путь лежал в Томари. В этом городе нашу семью и еще четверых таких же переселенцев, как мы, поселили в дом бывшего японского священника. Какой же он был ухоженный и красивый. А сам храм — просто необычайная сказка. Очень жаль, что его со временем разграбили и разрушили.
Прибыв на Сахалин и обустроившись, глава семьи Белотеловых устроился в бригаду рыбаков прибрежного лова. Власти не обманули переселенцев, хлеба в семье стало гораздо больше, да и обилие морепродуктов позволило детворе позабыть о чувстве голода. Жизнь постепенно стала налаживаться. В 1954 году, закончив семилетку, Анатолий поступил в горный техникум в Александровске-Сахалинском. Свою жизнь он связал с добычей угля и отдал этому производству в Шахтерске, куда он получил направление на работу после техникума, более 40 лет. Из них 15 лет он ежедневно спускался в забой. Но это уже другая история. Сегодня кавалер трех степеней почетного знака "Шахтерская слава", медалей 100-летия Ленина, ветерана труда, 70-летия Углегорского района, заслуженный шахтер России Анатолий Иванович Белотелов надеется, что ровно через год — в день своего 82-летия и 73-й годовщины Великой Победы — он пройдет по улицам Шахтерска с портретом своего отца в рядах "Бессмертного полка".

   4 3758 1

Обсуждение на форуме